Логотип Галерея "ОкNо"
*   выставки и проекты
*   публикации
*   о галерее
*   ссылки
 

 
  

  © 2001-2017
  галерея "ОкNо"
  Челябинск, Россия

 
ВЫСТАВКИ И ПРОЕКТЫ

Екатерина Ашиткова (Москва), Елена Аносова (Иркутск),
Наталия Балута (Москва), Варвара Кузьмина (Владимир),
Сергей Потеряев (Екатеринбург), Джулияна Семенова (Якутск)
МИФОЛОГИКА
Фотография, видео, объекты, инсталляция
16 октября - 3 ноября 2017

Совместно с фотографическим музеем "Дом Метенкова" (Екатеринбург)


Елена Аносова, Анастасия Богомолова, Екатерина Ашиткова
и Наталия Балута

Елена АНОСОВА | Иркутск
OUT-OF-THE-WAY

Это проект создан на отдаленных территориях Крайнего Севера, где труднодоступность и изолированность, особые традиции отношений с природой и следование вековому укладу вовлекают в уникальную мифологию региона, в которой вымышленные события часто актуальнее реалий современности. Эти пространства погружены в собственный поток жизнестроительства, парадоксально соединяя настоящее и прошлое.

Предки Елены -- потомственные охотники в маленьком поселении в районе реки Нижняя Тунгуска. Почти 300 лет назад они пришли колонизировать Сибирь, ассимилировались с эвенками и основали деревню в тайге. Они жили в старом доме семьей с более чем пятнадцатью детьми. Сейчас население деревни -- 130 человек, и все они родня разной степени дальности. Кто не брат, тот родственник по соседу.

В жизни этой ветви семьи Елены Аносовой -- папиных брата и сестры, многочисленных кузенов и племянников фотографа --многое веками остается неизменным в отдаленном, погруженном в природу и собственный поток существования пространстве. Современная цивилизация проникает на эту территорию медленно и отрывочно, причудливо вплетаясь в быт и уклад жизни местного населения.

Ближайшее крупное поселение находится за 300 километров по зимней дороге, доступной для транспорта только три холодных месяца в году. Местные и семейные традиции и легенды по-прежнему сильны в здешних местах.

Елена Аносова (1983) -- фотограф и художник из Иркутска. Живет и работает на территории Москвы и Сибири. Выпускница Московской школы фотографии и мультимедиа им. Родченко (2016). Обладатель множества международных наград, в том числе World Press Photo (категория "Повседневная жизнь", 2-е место, 2017), The LensCulture Exposure Awards (1-е место среди серий, 2017) и Center Project Launch Grant (2016). Ее фотокнига "Section" вошла в шорт-лист премии MACK First Book Award в 2016 году. Работы Елены показывались в США, Китае, Японии, Турции, Австрии, Нидерландах и других странах. Аносова -- участница арт-резиденций "Заря" во Владивостоке (2015) и "Новые истории Екатеринбурга" в "Доме Метенкова" (2017).

Екатерина АШИТКОВА | Москва
URBES: НЬЮ-ЙОРК
Музыка: Михаил Максуров
Цветокоррекция: Владимир Есенин
Над видео также работали: Евгений Вирюкин, Борислав Гурин, Игорь Есенин

Годы перепутались и слились в одно. Сейчас, вечером, после трудных лет тысяча восемьсот (или девятьсот?) шестидесятых нам известно: мир оговорен и подписан, мы отпущены домой. Нас трое, или четверо, или даже шестеро. Мы проходим то сквозь рынок натуральных продуктов, то мимо автозаправки. Именно через них лежит наша дорога к вокзалу, и вот мы уже в поезде по пути в аэропорт. Мы довольны и полны предвкушений о встрече с родиной, но сначала тихо проедемся по Бруклинскому мосту...

В сновидческом мире все важные координаты несуществующих, но хорошо знакомых нам городов перепутались. Время, пространство и объекты перетасованы и выдают совсем непривычные значения. Москва становится гиперфутуристичной и теряет точку созерцания. Нью-Йорк превращается в Древнюю Русь. Дворцы Санкт-Петербурга, не выдерживая собственной роскоши, осыпаются и проливаются своими богатствами. Европа претерпевает небывалые изменения городского ландшафта. И все это можно созерцать, плавая на матрасе по заросшей водорослями речке Подмосковья.

Эти города постепенно обретают форму, но даже так они ни больше ни меньше чем сон. Они есть лишь наполовину, мы едва ли можем себя в них представить. Они причудливо изменены и порой представляют карикатуру на самих себя. Они заимствуют друг у друга, показывают монументальное иллюзорным, а что-то непривлекательное, напротив, делают опорным.

Сон так трудноуловим, что едва ли просто дать ему общее определение. И все же он лжив, и в этом опасность сладких видений, моментально растворяющихся, едва мы открываем глаза. Мы можем по-девичьи попробовать истолковать свой сон, но тот все равно не станет явью. Неужели простого наблюдения иллюзорных картин не хватает нам, чтобы максимально прожить то, что предлагают сновидения?

Екатерина Ашиткова (1986) -- художник из Москвы. В 2008-м окончила Институт экономики и предпринимательства по специальности "юриспруденция и авторское право" (2008), а в 2010-м -- ВГИК (операторское мастерство). Выпускница образовательных программ "ФотоДепартамент.Институт" (2016). Работы показывались на групповых выставках в Екатеринбурге (фотографический музей "Дом Метенкова") и Москве (фестиваль "Burning Man Moscow Decompression").

Наталия БАЛУТА | Москва
ПОСТЕПЕННОЕ МОРЕ

Мне было двадцать, когда умерла моя бабушка -- мое первое близкое столкновение со смертью. Я хорошо помню чувство, когда на кладбище во время прощания я прикоснулась губами к бабушкиной щеке: ее кожа была сухая, как песок, мягкая, как шелк, и прохладная. Много лет спустя, стоя на краю обрыва, над пустыней, на окраине города Муйнак, я ощущаю такой же прощальный поцелуй уже всем телом. Это место раньше было берегом моря, город -- портом. Сейчас моря больше нет.

Аральское море совсем недавно нанесли на карты. До XVII века у ученых были только смутные представления об этой части мира. На их картах Амударья и Сырдарья текли не так, Каспийское море могло соединяться с океаном, а на месте Арала были то пустыня, то болота, то вовсе пустота. Но оно существовало в идеальном балансе, выдыхая столько воды в жаркое небо, сколько приносили ему мощные реки с азиатских гор.

Для здешних народов вода всегда была ценнейшим богатством. Она поила и кормила, давала прохладу, тепло, музыку, сказки и краски. У людей тут всегда была мечта напоить водой пустыни и превратить песок в сады. И это получилось: море разобрали на каналы и водохранилища. Вода теперь в других местах, она работает изо всех сил. Каждый отрез узбекского хлопка несет в себе часть Арала, а дыхание моря осталось только в узорах.

Мне рассказывали много легенд о том, что в прошлом море уже уходило, на дне строили города, прокладывали караванные тропы. Но потом вода возвращалась, затапливая округу за несколько часов, а тропы превращая в каналы.

Сейчас нужен почти целый день пути на машине по высохшему дну, чтобы добраться от Муйнака до оставшейся воды. Посреди пустыни сложно верить, что Арал может вернуться. Стоя по колено в воде и в вязком иле, я говорила с морем, просила его держаться, надеясь на чудо, на таинственные силы, что обещают легенды.

Наталия Балута (1976) -- художник, куратор, автор книжных проектов, сооснователь объединения Russian Independent Self-published. Живет и работает в Москве. Выпускница образовательной программы ММСИ "Свободные мастерские" (2013), а также "ФотоДепартамент.Институт" и Universität Lüneburgin (2015). Работы показывались на выставках в России и за рубежом, в том числе в рамках Фотобиеннале в Москве, на "Манифесте-2014", фестивале "Мода и стиль в фотографии". Дебютная фотокнига "Потом" -- финалист конкурса Unseen Dummy Award (Амстердам, 2014); в 2015-2016 годах издание было представлено на фестивалях Athens Photo (Греция), Filter Photo Festival (США), Fotografia Europea и Fotografia (Италия), "Фотобукфест" (Москва). Фотокнига "Рубеж 1941" попала в список финалистов премии Vienna PhotoBook Award (2017). Работы находятся в коллекциях в России и за рубежом, в том числе в ГЦСИ (Москва), Художественном музее Феникса (США), библиотеках Йельского университета, музея Метрополитен в Нью-Йорке, Института школы искусств им. Джона М. Флаксмана в Чикаго и т. д.

Варвара КУЗЬМИНА | Владимир
625-й, ОТВЕТЬТЕ!

27 марта 1968 года Юрий Гагарин и его инструктор Владимир Серегин во время тренировочного полета разбились на самолете под деревней Новоселово Киржачского района Владимирской области. Обстоятельства их гибели до сих пор остаются загадкой: написано 29 томов дела, но нет наиболее вероятной версии произошедшего; бочки, в которых лежат артефакты с места крушения, хранятся в секретном бункере, и открывать их запрещено. Трагедия с каждым годом обрастает новыми версиями, а интерес к ней не угасает.

Юрий Гагарин -- национальный герой, феномен ХХ столетия. Празднование "первых дней космической эры" -- въезд Гагарина в Москву 14 апреля 1961 года -- сравнивают с евангельским сюжетом входа Господнего в Иерусалим. После гибели космонавта масштаб траура по нему был сопоставим с проводами Сталина.

Между полетом и гибелью были годы триумфа. Гагарин объездил не только Советский Союз, он встречался с главами государств и королевскими особами по всему миру. Всюду его приветствовали восторженные толпы, жаждущие увидеть и прикоснуться к нему. Простой советский гражданин, еще при жизни превратившийся в небожителя, в спутник, в оторвавшуюся от планеты луну -- Гагарин вызывал и продолжает вызывать иррациональный интерес.

Катастрофа в киржачском лесу стала национальной трагедией и вместе с тем логическим завершением земного пути, переходом Гагарина в новое, вневременное качество. Гагарин и Серегин будто бы дематериализовались, слились с этим местом. Когда смотришь на киржачский лес с дороги, он кажется вполне обычным, но по мере углубления в него появляется ощущение пограничной зоны. По словам Льва Данилкина, в этом лесу из советского реалистического романа попадаешь в филип-диковский, как будто происходит что-то не то, "буквально все какое-то не такое". Тут проявляется и родинка на шее, по которой опознали Гагарина, и стрелка от его часов, найденная при просеивании грунта вокруг места крушения, а сломанные при падении самолета ветки все еще парят в воздухе.

Варвара Кузьмина (1982) -- фотограф и художник из Владимира. Член Союза фотохудожников России (2017). Выпускница нескольких образовательных программ "ФотоДепартамента" (Санкт-Петербург), также училась в "Свободных мастерских" при Московском музее современного искусства. Работы показывались на групповых выставках в Петербурге, Угличе, Владимире, Тюмени и Екатеринбурге. Лауреат "Молодых фотографов России" (2017), дважды призер конкурса "Точка на карте. Малые города" фестиваля "Фотопарад" (2016-2017). Куратор направления "Фотография" фестиваля "Арт- субъект" во Владимире (2017). Участница арт-резиденции "Новые истории Екатеринбурга" "Дома Метенкова" (2017).

Сергей ПОТЕРЯЕВ | Екатеринбург
БОЛЬШОЙ ШЛЕМ

Россия и США негласно находятся в постоянной гонке, жертвами которой порой становятся обычные граждане. Холодная война подогревала уровень страха и паранойи с обеих сторон.
Отголоски этого мы слышим и по сей день: сводки новостей время от времени сообщают о шпионаже в ту или иную сторону.

Самое известное подобное событие произошло 1 мая 1960 года, когда над Свердловском был сбит американский летчик Фрэнсис Гэрри Пауэрс. Его целью было фотографирование секретных объектов на территории СССР. Программа называлась "Большой шлем" в честь четырех самых крупных теннисных турниров, победитель которых получает звание обладателя "Большого шлема".

Американскому летчику не суждено было закончить миссию: его схватили местные жители, доставив в отдел КГБ. Позже его осудили на 10 лет лишения свободы, но через два года
в Берлине обменяли на советского шпиона Рудольфа Абеля.

Газеты СССР представили это как большой успех армии, которая нашла и обезвредила врага государства. Но о том, что в ходе операции погиб советский летчик, сбитый по ошибке, СМИ
умолчали. Скрыли они и то, что уже пару лет американские самолеты на недосягаемой высоте кружили над СССР с разведывательной миссией. Газеты пестрели сводками
с судебного процесса, преподнося каждую новость как победу Советов.

Работая с эстетикой газетного растра и конструируя аутентичное изображение с первых полос советских изданий, художник подчеркивает двоякость истории Пауэрса. Проект
Потеряева задается вопросами: насколько можно верить прессе; где кончается правда и начинается пропаганда? Автор акцентирует внимание на том, что фотография может стать
инструментом влияния на общественное мнение.

Сергей Потеряев (1988, Екатеринбург) -- художник, работающий с документальными медиа, куратор. Член Союза фотохудожников России (2010). Стипендиат программы правительства РФ для молодых художников (2016). Победитель международного конкурса Wortimbild (Клагенфурт, Австрия), обладатель Гран-при OFF Circuit Prize фестиваля Cortona On The Move (Кортона, Италия), международного конкурса молодой фотографии "Young man in the 21st century" (Каунас, Литва). Персональные выставки проходили в Гамбурге, Дрездене, Берлине, Дюссельдорфе, а также во многих городах России. Работы Сергея показывались на групповых выставках и биеннале в Австралии, Швейцарии, Великобритании, Италии, Германии, Австрии, Нидерландах, Словакии, Польше, Литве, Румынии, Болгарии, Гватемале, Китае, ЮАР, Малайзии. Сергей Потеряев -- участник нескольких европейских и российских арт-резиденций. Его проекты публиковались в GEO, Foto & Video, "Огоньке", "Новой газете", BBC Russia, The Calvert Journal, VICE, Colta.ru, Bird In Flight, "Таких делах", "Коммерсанте" и т. д. Работал куратором фонда "Культурный транзит" и фотографического музея "Дом Метенкова".

Джулияна СЕМЕНОВА | Якутск
СПРЯЧЬСЯ ГЛУБОКО В СНЕГУ И ТЕПЛО БЕРЕГИ

В восьмой день второй половины шестого месяца прямо с западной стороны в глубоком ущелье снежно-ледяной горы темный, как тень, бык зашевелился. Когда я посмотрел на него, он сильным морозом задышал. Дыхание у него -- вязкий туман; доха -- из гнетущих сосулек; нос -- из глыбы ледяной, глаза -- как до дна промерзшие проруби; ресницы -- из снежной бахромы, а в ребрах поселилась редкая стужа. Имел он длиннее длинного звонкие остроконечные рога, спину такую огромную, что застилала солнце высокое. Придя на землю нашу изначальную, открыл он свою пасть. Тогда пар-туман окружил нашу землю, и сразу теплый день похолодал.
Якутская народная песня

Зимой на улице мало людей -- днем нет, вечером тоже. Когда выходишь из дома, что-то гудит из самой дали, какая возможна. И непонятно, что же может это гудеть. Похоже на проделки огромной синей головы, пронизанной шквальным ветром с кусочками льда. От нее будто исходит весь холод мира. Так каждой зимой бывает дома. Зато утром распахиваешь дверь -- и хруст снега, густая темнота пронизывает воздух. Представляешь, что ты одет в скафандр, и выходишь в открытый космос. Время обнажается. Должно быть, как-то так ощущается космический вакуум. А иной раз кажется, что Якутск -- какое-то время назад разросшийся экспедиционный поселок, где черное все и холод одолевает всегда.

Джулияна Семенова (1991) -- художник и поэт из Якутии. Выпускница Северо-Восточного федерального университета (Якутск) и нескольких образовательных программ "ФотоДепартамент.Институт" (Санкт-Петербург). В настоящий момент - магистрантка направления "Applied Visual Arts" в Университете Лапландии (Рованиеми, Финляндия). Работы показывались на выставке в Екатеринбурге.